«

»

Сен 24

Малавийские цихлиды: опять эволюция не по Дарвину

Учёные получили доказательства того, что новые характерные черты организма могут развиваться из исходно существующих генов. Гипотеза эволюции за счёт появления новых генов в очередной раз не нашла своего подтверждения на практике. Дарвинизм продолжает отступать.

«Откуда берутся новые признаки? — спрашивает Крейг Альбертсон из Университета Массачусетса в Амхерсте. — Этот вопрос существует уже несколько столетий, но у нас есть только те инструменты, которые позволяют охватить примерно 10-20 лет. Требуются ли радикальные геномные изменения или это больше похоже на переделывание внутри существующих генетических моделей?»

Рисунок. Ничем не примечательное, плоская морда большинства цихлид (А) по сравнению с уникальной, увеличенной мордой  Labeotropheus fueleborni (Б).

Теперь результаты, полученные путем «элегантного набора экспериментов» (по выражению Крейга Альбертсона) на африканских рыбках цихлидах, подтверждают идею того, что новые черты могут быть получены из расширяющихся модулей генного регулирования, которые всегда существовали в организме.

«Хотя пополнение существующих молекулярных путей было продемонстрировано у беспозвоночных, у позвоночных это встречаются редко, — отмечает Альбертсон. — Теперь у нас есть убедительные доказательства того, что эволюция этой причудливой черты обусловлена, по крайней мере частично, увеличением экспрессии основных членов существующей сети генов». В случае с цихлидами причудливая черта — это сильно увеличенная морда, которая висит над верхней челюстью, и зубы животного, которые помогают ему вырывать жесткие, нитевидные водоросли из камней.

Исследователи показывают, что морда цихлид состоит из двух тканей, межмаксиальной связки, которая соединяет правую и левую стороны верхней челюсти, и покрывающей их рыхлой соединительной ткани. Связка присутствует у всех цихлид, но у рыб с очень крупными мордами эти ткани чрезвычайно развиты и переплетаются с прикреплением связки к коже, образуя уникальный связочно-эпителиальный комплекс.

Альбертсон объясняет: «Связки обычно соединяют кости с костью, а эта уникальная анатомическая конфигурация, вероятно, играет важную роль в кормлении этих животных». Они прижимают добычу ко дну озера, выталкивают челюсти под нее, набирают полный рот водорослей, вырывают их из камней, а затем отводят челюсти обратно в череп. Все это может происходить почти без движений тела, что позволяет рыбам затрачивать меньше энергии на добычу пропитания.

Подозревая, что в процессе развития связок участвует генно-регуляторная сеть, которая включает в себя трансформирующий ростовой фактор бета (Tgfβ) и фактор транскрипции Scleraxis (Scx), Альбертсон и Конит разработали ряд экспериментов, которые включали манипулирование белками, экспрессию генов и генетические отображение. Выяснилось, что эти факторы не только на более высоком уровне выражены у рыб с большими мордами, но и помогают им выращивать межмаксиальную связку.

Moira R. Conith, Yinan Hu, Andrew J. Conith, Maura A. Maginnis, Jacqueline F. Webb, and R. Craig Albertson Genetic and developmental origins of a unique foraging adaptation in a Lake Malawi cichlid genus // 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>